10 итогов 2017 года в российском шоу-бизнесе

Наложилось сразу все: санкции против окружения Путина, смена модных жанров, окончательный переход слушателей к стримингу, активные действия властей против пиратских сайтов, осознанное замораживание телеканалов, падение популярности радиостанций и еще многое, что наложило веский отпечаток на картинку 2017 года в шоу-бизнесе.

1. Деньги

Иерархия заработков в шоу-бизе почти не изменилась. В порядке убывания: концерты, корпоративы, атрибутика. Но те, кто не следил за новостями, мог сильно проиграть в остальных категориях. Резко вырос поток потребителей стриминга, прежде всего Яндекс-музыки. Почти не изменился (и остался ничтожным) поток любителей iTunes и Apple Music – это по-прежнему скорее лишь индикатор продаж билетов в ВИП-зоны. А вот роль торрентов из-за действий Роскомнадзора существенно упала, фактически этот сектор перестал существовать как фактор доходов в шоу-бизе. Но самим музыкантам радоваться не стоит: массовая аудитория перешла к модели потребления в виде стриминга, от которой доходов с гулькин нос.

Согласно Forbes, больше всего в 2017 году заработали Филипп Киркоров, Григорий Лепс, Тимати, Дима Билан и Егор Крид. Эти данные примерно соответствуют нашим данным по кассовым сборам, лишь Сергей Лазарев еще может попасть в эту пятерку. А Тимати попал в нее только благодаря рекламным контрактам. И все-таки. Результаты говорят о том, что только обширная концертная деятельность может принести сегодня значимые доходы.

название

2. Тренды

Есть ощущение того, что главная медийная активность в этом году заключалась в рэп-баттлах. Хотя бы потому, что ни один значимый концерт года или фестиваль не показали на федеральных каналах с максимальной аудиторией. Баттлы вылезли в топ тоже благодаря федералам, о баттле Гнойного и Оксимирона сообщили все. Проблема в том, что музыкальная ценность баттлов приближена к нулю, и это скорее пиар-фактор.

А вот вкусы аудитории заметно изменились. И говорит об этом прежде всего бесплатный стриминг. Рок вообще ушел из топов, зато заметно прибавили рэп и r’n’b. Собственно, из пропорций попа и рэпа и формируется сегодня максимум слушательского спроса. Яндекс-музыка в топах видит «Грибы» и Burito. У ВК в топах "Розовое вино" в исполнении Элджея и Feduk, Скриптонит и Jah Khalib. На Ютьюбе, по данным TopHit, группа «Время и Стекло», Егор Крид и «Ленинград».

Видите парадокс? Деньги получают одни, а в топах прослушивания другие? Это переходный период. Вообще-то он длится уже лет пять. Этот год характерен тем, что впервые из топов ушли лидеры по кассовым сборам. А значит, скоро денежные потоки перенаправятся.

Рэперы все более уверенно чувствуют себя на больших концертных площадках. Баста сделал «Олимпийский», хотя был крайне фальшив и апеллировал скорее к поп-року. Остальные топ-рэперы также весьма слабы в вокальном профессионализме. Так что совсем не факт, что они выиграют в этом забеге, особенно на региональных площадках.

3. Площадки

С этим все сложнее. С 2019 года закрывается «Олимпийский» на реконструкцию, но в 2018 году он еще будет работать (например, там пройдет концерт Лазарева). Лужники сейчас не под силу никому, даже «Ленинграду». Остаются тысячники. Тут есть где разгуляться и рэперам, и традиционным поп-музыкантам. Продавать там альбомы сложновато, но бар и атрибутика — хлеб.

4. Шоу

Этот пункт надо выделить особо, потому что артисты часто не понимают его значимость, а зрители — не осознают. Музыка больше не первостепенный продукт, она конкурирует с кино и футболом. Нет шоу — нет сборов. Тот артист, что делает шоу, всегда в топе. Речь не столько о лидере Киркорове, а об общей массе. Множество артистов даже не понимает, что они опускаются в стоместные клубы только потому, что не делают шоу.

Зритель идет на концерт, когда предчувствует шоу. Это может быть высокопрофессиональное зрелище, какое делает Киркоров, или малобюджетное фрик-шоу типа Бузовой. Все остальные — теперь точно в проигрыше.

Корпоративы становятся все больше похожи на шоу для прокаженных (из-за санкций). Прокаженные хотят той Вселенной, куда их не пускают. То есть максимальной адаптации под западные шоу. Проигравшие выбывают из гонки.

5. Америка мимо

Вы заметили, что главные песни года (кроме Эда Ширана) — русскоязычные? Это не просто так. Несмотря на все усилия хипстеров, русский язык — залог успеха.

Баттл — еще и гарантия. Дело вовсе не в закрытости русского коммьюнити (оно вполне шарит в интернете), а в соответствии запроса. Люди хотят слышать песни про свою жизнь. Точка. Для нашего слушателя характерно полное неприятие качественных характеристик (аранжировка, многоголосие, композиция), зато чрезвычайно важны содержательные качества. Даже мелодия ушла на задний план (хотя авторы ими и не баловали). Другое дело — актуальный образ, модная лексика, угар живого конфликта. Молодые слушатели хотят слышать сегодняшних молодых, настоящих и теплых, со всеми плюсами и минусами.

Есть еще нюанс, которые многие постарше не понимают. Сегодняшний тинейджер — вовсе не расхристанный правдоруб. Он пластичный. Он может соврать, если сочтет это практичным. Он неискренен или фальшив, если не нужно притворяться, но все так публично. Он отчаянно искренен, если речь о личных взаимоотношениях. Он пластилин с ломким голосом. Это его персонажи сейчас в топах, это они поют мимо нот, а публика ценит их за «искренность», а точнее за точную копию себя.

6. Песни

Вот тут обнадежить нечем, песни почти исчезли. В том виде, в каком мы их знали. Речитативы рэперов не песни, списки чартов поп-радио — тоже уже не они. Переходный период. Причина в том, что публика больше не требует запоминающихся речевок-пословиц под яркий хук, чтобы петь в караоке.

Это вовсе не значит, что время песен прошло навсегда. Просто мода. Года через два-три все вернется. Но сейчас так.

7. Украина

Очевидный тренд — большинство в топах из Украины, даже если живут сейчас в России. Там всегда было музыкальнее, но не в этом причина. Причина в раскрепощенности. На Украине сейчас сильно свободнее во всех отношениях, и она органично задает тренд.

Есть еще отдельные феномены, типа Alekseev, с ярким вокалом. Но когда вокал имел отношение к популярности? А вот внутренняя раскрепощенность, амбивалентность, подростковые комплексы — это ценилось в 2017 году, но сложно спрогнозировать, надолго ли.

8. Рок-н-ролл мертв?

Да, мертв. Но поскольку ранее он столько много места занимал в общественной жизни, и отчасти в кассовых сборах, стоит об этом поговорить. У топовых рок-групп резко снизились кассовые сборы, начали отменяться концерты. Андеграундные метал- и панк-группы вовсе почти исчезли. Проблемы с креативом и качеством звукоизвлечения наглядны, но речь еще о том, что возникла острая конкуренция с шансоном и лайт-попом. Ее выдержали не все.

9. Шансон наше все?

2017 год показал, что не все. Популярность шансона резко снизилась — отчасти из-за отсутствия новых супер-песен, отчасти из-за естественной убыли поклонников жанра (по возрасту), отчасти из-за проигрыша в яркости поп-музыке. Для 60-летнего типичного поклонника шансона стало естественнее пойти с женой на концерт Киркорова, чем на «Вороваек». Произошло перераспределение — значительная часть поклонников шансона ушла в традиционную поп-музыку (к чему их приучили в том числе профильные радиостанции и телеканалы). Это весьма платежеспособная аудитория, так что позиции Киркорова и Лорак весьма укрепились.

10. Что ж будет-то?

Пугаться не надо, сегментация просто увеличится. Каждому скворцу найдется свой шесток. Безусловно, рэп-артисты увеличат свою аудиторию. Но пока нет никаких надежд, что смогут ее закрепить за собой — настолько низок их профессиональный уровень. Но если появятся новые профи — у них великолепные шансы.

Поп-музыка становится настолько всеобъемлющей, что поглощает вообще все. Хотя бы из соображений, что жизнь тяжела, и нужны развлечения. Для самих артистов это будет означать, что к концертам и корпоративам будут предъявлять повышенные требования — шоу, блеск, параллельный мир, и пусть весь мир подождет.

И пусть весь мир подождет. Такова была реальность 2017 года.

Гуру КЕН

29.12.2017 ⋅ newsmusic.ru

Для добавления сообщения необходимо зарегистрироваться